^

 

_____________________________________________________________________________________________________________________________ 

первое знакомство с православием

______________________________________________________________сайт уставших от православия

 

 

 

 

Человек, ищущий посредника, родившийся в России и не имеющий иных устойчивых привязанностей, наверняка попадёт в православие. Отметим мимоходом один очень любопытный момент, точно такой же, точно тот же самый человек, но родившийся, например, в Турции, и, не имеющий других устойчивых привязанностей, наверняка попадёт в ислам. И я предлагаю каждому христианину как-нибудь самостоятельно поразмыслить на тему: "Если бы я родился в Турции, нашёл бы я путь ко Христу?".
 
Я буду строить изложение материала согласно течению жизни.
Осознав свою смертность, ищущий посредника для спасения человек входит в православный храм. 
И тут православие оглушает нашего соотечественника инаковостью - как браконьер динамитом. Он видит совершенно иной мир. Эта церковность - позолота, паникадила, ладан; эти иконы, эти песнопения - красота! Не земля, а небо, небо на земле, вот он, точно, искомый посредник. Но позвольте заметить, вся эта "церковность" отнюдь не небесного рода, даже это не есть что-то специфически церковное. Потиры, дискосы и паникадила - это бытовые приборы римской знати начала нашей эры. Иконы - альманах стилей всех времён и народов, например "классическая" православная икона вобрала в себя элементы греческой языческой храмовой росписи. Музыка - родом из итальянской оперы. Нет, я не говорю что это плохо, это всё хорошо, правда! Я даже готов согласиться, что православие вобрало и сохранило лучшие образцы человеческой культуры - этакий живой музей. Но только вся эта оглушающая инаковость - это та же, наша, земная культура, только собранная из разных времён. А раз земная - значит так же и приедается, как и, например, приедается современная мирская культура. Только, конечно, приедается не сразу. А пока наш богобоязненный соотечественник очухается, пройдёт лет десять - пятнадцать, срок солидный, человек уже привыкнет, "обрастёт" связями, "вольётся", да просто состарится. И уже как бы хорошо, и думать не о чём не хочется (а вот думать надо всегда). И человек забудет начальный толчок своего поиска - спастись, как же спастись? Забудет напрочь, в православии человек убаюкивается инаковостью и забывает о главном. Это удивительнейшее явление, которое я попытаюсь проанализировать и сделать далеко идущие выводы. Но сейчас я продемонстрирую всем очевидное наличие такого убаюкивания.
Каждый православный человек прекрасно осведомлён, что между ним и Жизнью (Богом) стоит всего лишь одна преграда - его грех. Значит, если человек не забудет о главном, о спасении, о Жизни, то человек должен мучительно думать о том, как же, как же избавиться от греха? Скажем, если у человека болит зуб, очень болит и даже возможны осложнения, и он приходит в лечебницу, главный и первый вопрос у человека будет - как избавиться от этой зубной болезни? Православный знает, что грехи прощаются кающемуся. Значит, вопрос о прощении грехов должен быть самым технологически острым вопросом в Церкви. Итак, задаём православному человеку элементарный вопрос:
 
  "даром ли прощаются кающемуся грехи?".

 

И вот тут-то всплывает самый главный изъян православия - однозначного ответа не получите. У православия нет чёткого учения о спасении. У меня коллекция православных ответов на этот простой вопрос: от самого глупого ("на 2/3 даром"), до самого умного ("даром прощаются указатели на грехи" - видимо батюшка был программистом) и до самого неопределённого ("условно даром"). Совсем немногие ответят правильно - "даром, ради Христа", и тут же безвозвратно задумаются. И уж совсем немногие ответят правильно и не задумаются. И спрашивал я не только людей "простых", но и священников, монахов, людей с православным теологическим образованием. Но вопрос не в том, насколько правильны или неправильны те или иные православные ответы, и даже не в том, как дальше поставить "детский мат" в два хода тем православным, которые ответили правильно и не задумались. Вопрос в том, что у православных нет догматизированного учения о спасении. Что эти люди вообще делают в Церкви?
 
В чём причина такого поразительного явления, что все православные, в поисках спасения придя в Церковь, вдруг, как загипнотизированные, все сразу забыли свой главный мотив религиозности - стремление к спасению? Просто фантастика. И на самом деле всё объясняется ещё фантастичнее. Православие предлагает своим чадам учение о спасении невербально, подсознательно и не формулирует его даже для них (т.е. как бы убаюкивает). Почему? Потому что это учение о спасении до такой степени неприглядно, что его нельзя формулировать. Но я посмею это сделать.
 
Итак, в православии есть некое учение о спасении, принципиально не формулируемое. Но что-то же должно быть задекларировано перед внешним миром хотя бы. Да, существует весьма скудная догматическая витрина православия - катехизис православной церкви[2], но большинство православных его просто никогда даже в руки не брало, те же, кто знаком с ним (его изучают в семинариях), страшно им недовольны (не видел ни одного довольного). Причём, одни считают, что катехизис слишком "католический", другие - что слишком "протестантский". И никого не волнует, что те или иные его личные воззрения прямо противоречат катехизису, все понимают, что это только витрина. Но даже если взять за основу православный катехизис, то и там нет ясного ответа на наш вопрос о спасении: "даром ли прощаются кающемуся грехи?"
На чём же тогда основывается вероучение православия? На чём формируются православные богословские доктрины? У меня лично это практический вопрос - мне надо чтобы спорить.

^