^

 

_____________________________________________________________________________________________________________________________ 

мистика и трезвенность

______________________________________________________________сайт уставших от православия

 

 

 

 

старое


Так как религиозность духовно противонаправлена вере, т.е. является анти-доверием, то ей требуется некая опытная убеждаемость (контроль). Поэтому я не представляю себе религиозность без мистики. Самая экстравагантная выдумка быстро приестся и сдуется, если не будет постоянно питаема жаром дурмана. Итак, я определяю мистику как дурман выдумок.
Дурман – это культивируемые необычные ощущения и ненормальные состояния сознания. Нередко они имеют болезненную (эндокринную, психосоматическую) природу и в определённой степени связаны с душевными и телесными расстройствами. Например, знал я одного чудака у которого "благодатные ощущения" вдруг сменились непреходящей обеспокоенностью. Потом оказалось, что у него всего лишь не очень серьёзное заболевание щитовидной железы, которое лечится недорогими медикаментами. Не мной замечено, что на всякие ощущения особо падки экзальтированные одинокие дамочки.
Вводя сознание человека в необычное состояние, мистическое переживание сродни действию наркотического вещества. В мою бытность сотрудником МВД мне, по долгу службы, приходилось общаться с наркоманами. Среди них иногда встречались не совсем ещё опустившиеся люди, не совсем ещё обнищавшие, образованные, творческие, неординарные личности. Такие, в минуты вменяемости, любили разглагольствовать о сложностях бытия, о непонятости их тонкой натуры, о духе и материях, обязательно подчёркивали, что могут «завязать» в любой момент, но не делают этого потому что … «ну, тебе не понять». Говорили обычно много, убедительно, даже вроде бы здраво, а потом вдруг вскакивали и с диким воплем бились об стену.
«Почём опиум для народа, батюшка?» - бессмертный вопрос советской классики.
В старой восточной сказке, чтобы вызвать джинна следовало потереть лампу. У каждой религии есть свои любимые способы вызвать в человеке мистические ощущения, но общее [пожалуй] у всех этих способов – это пост, набор предписаний непосредственного воздействия на тело человека через рацион питания в перемешку с некими молитвенными бдениями. В какой религии нет постов? Постятся для «просветления», для снятия «дебелости плоти» и т.п., т.е. постятся всегда для инициации необычных состояний. Но для чего постился Христос?

 

 

Новое


Мф.4
1 Тогда Иисус возведен был Духом в пустыню, для искушения от диавола.
2 И, постившись сорок дней и сорок ночей, напоследок взалкал.
3 И приступил к Нему искуситель и сказал: если Ты Сын Божий, скажи, чтобы камни сии сделались хлебами.
4 Он же сказал ему в ответ: написано: " не хлебом одним будет жить человек, но всяким словом, исходящим из уст Божиих" (Второзак.8,3).
5 Потом берет Его диавол в святой город и поставляет Его на крыле храма,
6 и говорит Ему: если Ты Сын Божий, бросься вниз; ибо написано: "Ангелам Своим заповедает о Тебе, и на руках понесут Тебя, да не преткнешься о камень ногою Твоею" (Псал.90,11-12).
7 Иисус сказал ему: написано также: "не искушай Господа Бога твоего" (Второзак.6,16).
8 Опять берет Его диавол на весьма высокую гору и показывает Ему все царства мира и славу их,
9 и говорит Ему: все это дам Тебе, если, пав, поклонишься мне.
10 Тогда Иисус говорит ему: отойди от Меня, сатана; ибо написано: "Господу Богу твоему поклоняйся, и Ему одному служи" (Второзак.6,13).
11 Тогда оставляет Его диавол; и се, Ангелы приступили и служили Ему.


Мф.17
14 Когда они пришли к народу, то подошел к Нему человек и, преклоняя пред Ним колени,
15 сказал: Господи! помилуй сына моего; он в новолуния беснуется и тяжко страдает; ибо часто бросается в огонь и часто в воду.
16 Я приводил его к ученикам Твоим, и они не могли исцелить его.
17 Иисус же, отвечая, сказал: о, род неверный и развращенный! доколе буду с вами? доколе буду терпеть вас? приведите его ко Мне сюда.
18 И запретил ему Иисус; и бес вышел из него; и отрок исцелился в тот час.
19 Тогда ученики, приступив к Иисусу наедине, сказали: почему мы не могли изгнать его?
20 Иисус же сказал им: по неверию вашему; ибо истинно говорю вам: если вы будете иметь веру с горчичное зерно и скажете горе сей: "перейди отсюда туда", и она перейдет; и ничего не будет невозможного для вас.
21 Сей же род изгоняется только молитвою и постом.


В этой жизни старый человек живёт в природе христианина вместе с новым. И в этом весь драматизм ситуации – потому что разделение личности человека на старое и новое весьма искусственно, личность остаётся единой. Но так как новое реверсивно старому, то неминуемо возникает напряжение которое нередко эскалируется в кризис. Так Бог творит всё новое:

- противопоставляет религиозности нерелигиозность, которая преимущественно ветхим ещё человеком может быть понята как неверие - так возникают  сомнения, которыми вера скидывает с себя ошмётки религиозности;

- отрезвляет от обольщения мистикой искушениями и потрясениями, которые преимущественно ветхим ещё человеком могут быть восприняты как наказания - так возникает аскеза, которой надежда утверждается в [духовной] трезвенности.

И всё это будет весьма неприятно, оно и понятно, старый человек не мёртв пока, и он естественен, природен и, следовательно, такое стряхивание означает отказ от естественных, свойственных естественной природе желаний и стремлений. Но христианский пост это не стряхивание ветхого отребья, хотя "функционально" так оно и есть. Но если так оно и будет "принципиально" то останется непонятным для чего же постился Христос?

Вопрос на понимание. В ответе на этот вопрос и заключается противонаправленность старого и нового [в этой главе]. Если бы пост был только приёмом, способом стряхивания старого, то новое ничем бы не отличалось бы от старого, просто одно старое заменялось бы другим таким же старым по существу и новым лишь по факту замещения. Но нет, пост, противодействуя старой природе является неотъемлемым свойством нового. Обратите внимание, все ветхие люди постятся для чего-то, и только христианский пост в этом смысле бессмыслен, ибо едим ли, ничего не приобретаем, ни едим ли, ничего не теряем (1 Кор.8,8). Он совершенно бессмыслен в смысле ветхом, как способ достижения чего-либо, как, например, приобретение мистических ощущений, или даже наоборот (как способ избавления от мистики). Потому что "новый" пост это не "способ", т.е. пост "работает" способом освобождения от ветхого (в том числе и от мистики) лишь постольку, поскольку остаётся само это ветхое, но в новой (сверхъествественной) природе пост это проявление нового реверсивного мистике свойства - [духовной] трезвенности - свойства блестяще проявленного Господом нашим Иисусом Христом в противостоянии обольстительнейшим дьявольским искушениям.

Очень важно понять суть этой реверсии. В этом плане особо интересен стих 20 приведённого отрывка, - перед тем как указать на пост и молитву, Господь упрекает апостолов в неверии и обещает тому кто имеет веры с горчичное зерно способность по своему хотению горы переставлять и т.п. Интересно вот что, я в своё время перелопатил ворох житийной литературы и знаю только два эпизода, когда какие-то малоизвестные святые в незапамятные времена при каких-то сказочных обстоятельствах якобы сдвинули какие-то безымянные холмики. Сомнительность этих сказаний следует уже из того, что святые эти так и остались малоизвестными прозябать на задворках распиаренной номенклатуры святости, что так не похоже на ортодоксию, согласитесь. Оставим эти басни на совести сказателей, в любом случае - такое немыслимое количество подвижников веры, апостолов, мучеников, чей подвиг стояния в вере не вызывает никаких сомнений - и никто из них, никогда не посмел и не произвёл ничего подобного. Как это понимать? Неужели никто из них не имел веры даже с горчичное зерно? Совершенно верно. Верно не потому, что они были маловерами, а потому, что настоящая вера не подразумевает "материи" в человеке. Это религиозность направлена в человека, а вера наоборот, в Бога, "материей" веры является Бог, и если бы какой человек действительно обладал бы такой "материей" хотя бы с горчичное зерно, то, будучи Богом по существу он действительно мог бы менять реальность по своему произволу. Как в эпизоде с изображением кесаря на монете, Господь, говоря современным сленгом, изощрённо "стебается" над фарисеями, так и здесь - над обладателями "веры", собирателями "благодати", стяжателями "св.духа" и прочая. Здесь как бы предлагается им: эй, вы, самосвяты всех мастей и народов, если вы обожились в себе хотя бы на такую малость - вперёд, меняйте реальность. Но религиозность и есть настоящее неверие неспособное ни к чему.

Я в своё время весьма рьяно подвизался в алкоголе-трезвении и овоще-ядении, так что местами достигал видимых глазу результатов. Но главный мой результат оказался невидим со стороны, я понял что харчи, алкоголь и наверное даже наркотики - всё это детская забава по сравнению с дурманом самосвятства. Хорошо конечно иметь опрятный вид и высокую работоспособность, но ошибки на этом поприще рано или поздно закроются крышкой гроба, а реальную опасность для Вечности представляет дьявольский духовный дурман самобожия: настоящего неверия и действительного беснования от которого предупреждал Господь, и к трезвению от которого подобно некоему детоводителю должны привести "детские" упражнения в воздержании от всяких плотских излишеств  - вот истинный пост христианина, вот наша настоящая трезвость.


Меня всегда удивляла манера Писания – совершенно сухой язык милицейского протокола: «Тогда наконец он предал Его им на распятие. И взяли Иисуса и повели. И, неся крест Свой, Он вышел на место, называемое Лобное, по-еврейски Голгофа; там распяли Его и с Ним двух других, по ту и по другую сторону, а посреди Иисуса. Пилат же написал и надпись, и поставил на кресте. Написано было: Иисус Назорей, Царь Иудейский.» (Ин.19,16-19) Распятие Господа Славы, кульминация Вечности, свершается тайна Писания, но где здесь экзальтация? Где всякие охи и ахи, где бабьи истерики? Где мистика?
Настоящая мистика происходит тогда, когда никакой мистики нет.

^