^

 

_____________________________________________________________________________________________________________________________ 

вредные привычки и тотальная греховность

______________________________________________________________сайт уставших от православия

 

 

 

 

старое


Все люди одинаково грешны. Ветхая природа всех людей одинаково поражена грехом, потому что "любой грех который совершает один человек способен совершить любой другой человек" (Августин). Бывают разные обстоятельства, разные условия жизни, воспитание, привычки, особенности характера, склонности, полученное образование и т.п. – люди очень разные по всем таким параметрам, но не по [степени] греховности. Старый человек не понимает этого. Старый человек видит разницу в поведении и оценивает это как разницу в греховности. Он оценивает тяжесть греховных навыков (привычек) по степени вреда для временной жизни, по степени соответствия моральным стереотипам, по степени приемлемости для общественного мнения и всё такое. Примеров можно привести великое множество. Если у мужа есть любовница, то для женщины в нашей стране это на грани приемлемости, хотя существует великое множество стран с официальным многожёнством. В некоторых странах гомосексуальные связи считаются нормой, а в некоторых явное воровство не зазорно. Иногда подобные метаморфозы происходят в одной стране и очень быстро. На моих глазах эгоист и стяжатель из порицаемого персонажа превратился в героя нашего времени. Таким образом все эти ветхие оценки греховности (оценки ветхого мира) уже вот этой своей условностью демонстрируют свою ложность, но старый человек не хочет этого понять, потому что он не ужален змеем покаяния, не потерял Вечность и, значит, не лишён самоправедности и должен ориентироваться в мире греховности как подводная лодка, - не погружаясь чрезмерно в пучину греха, чтобы не раздавило «похмельем» и не всплывая как фиалка в проруби, чтобы не выпасть из хода жизни. Но так как [ветхое] естество тянет всё же вниз, периодически приходится набирать высоту – в той или иной степени с грехом борются все, и атеисты, и буддисты, и финансисты, и контрабандисты, - те кто не борются быстро "ложатся на дно". Определить же с чем именно бороться в конкретный момент несложно, - "бороться надо с тем, что мешает жить" (~
Антоний Великий), а если всё же трудно выбрать цель, то можно сходить к психоаналитику.

 

Итак, ветхий человек вынужден противостоять греху, но так как грех свойственен ветхой природе человека это противостояние с грехом выливается в противостояние с самим собой. С одной стороны грех желанен человеку, с другой - нежеланны последствия греха. Так возникает торг, препирательство с грехом: согрешить – не согрешить; узнают – не узнают; будет здорово – не будет; не согрешу, не покаюсь; семь бед, один ответ; зараза к заразе не прилипает; не будь дураком; денег жалко? - а особенно мне нравится такое: сегодня можно. Хотя если грамотно мотивировать ветхого человека, то здесь можно добиться ощутимых результатов.
 
 

Новое

 


Мф.5
27 Вы слышали, что сказано древним: "не прелюбодействуй" (Исход 20,14).
28 А Я говорю вам, что всякий, кто смотрит на женщину с вожделением, уже прелюбодействовал с нею в сердце своем.
29 Если же правый глаз твой соблазняет тебя, вырви его и брось от себя: ибо лучше для тебя, чтобы погиб один из членов твоих, а не все тело твое было ввержено в геенну.
30 И если правая твоя рука соблазняет тебя, отсеки ее и брось от себя: ибо лучше для тебя, чтобы погиб один из членов твоих, а не все тело твое было ввержено в геенну.

Если для ветхого человека очень существенно произошло ли прелюбодействие или процесс был пресечён, то для нового разницы нет. А в самом деле, задумаемся, способно ли что-либо нечистое войти в Царствие Небесное? Вот здесь, в этой жизни человек может вожделеть, но от прелюбодейства воздерживаться потому что его правильно замотивировали. В Царствии же Небесном человек обладает Вечностью (иначе это не Царствие Небесное ещё) и чем его теперь мотивировать? Вот наш герой вошёл в обладание Вечностью, но пока ещё не осознал этого. Пока он озирается вокруг, пожалуй, поостережётся распускать себя. Но потом что остановит его осуществить своё вожделение? Только одно: отсутствие вожделения в его сердце изнутри, потому что если вожделение это будет подавлено в его сердце извне, то - я говорю вам, - это и будет ад, место, где греховность человеческая будет купирована (подавлена) внешним воздействием настолько мощным и непререкаемым, что ощущаться оно (воздействие) будет как неугасимый пламень, геенна или неусыпающий червь. Но это-то и значит что ничто нечистое не войдёт в Небесное Царство – и пусть никто не обманывает себя! И потому-то для нового человека нет разницы между вожделением и прелюбодейством.
Если воспринимать этот факт по-ветхому, то это ужасно, действительно, уже возникает невыносимое предощущение - предощущение геенны ветхим человеком. И для ветхого человека выхода из ада нет – решения этой проблемы для ветхого человека не существует, муки адские вечны. Пытаясь избежать ада, он попадает в него. И вот он – реверс: новый человек избегает ада принимая его. Принимает же ад признанием своей тотальной греховности (жалом змея покаяния), и, следовательно, признанием справедливой достойности ада для себя. Именно отсутствие покаяния у ветхого человека не даёт ему признать себя совершенным духовным ничтожеством и принять ад. Этот реверс духовности нового человека чрезвычайно важен в практическом плане и неподражаем для ветхого человека. Для ветхого человека вообще не подражаемо ничто новое, ничто и никогда, но описываемый аспект весьма практичен, и потому неподражаемость здесь выявляется особенно очевидно. Ветхий человек, услышав о таком (о принятии ада) и распалив свою душевную храбрость (если хватит куража) пустится во все тяжкие – какая ему теперь разница? Но новый человек обладая покаянием, которого нет у ветхого человека, именно принятием ада получает силу противостоять греху по-новому: как в какой-то притче – победивший дракона сам становится драконом – принявший ад сам становится адом для своих вожделений, покаяние оборачивается силой отсечения вожделений. Новый человек больше не препирается с вожделениями, а отсекает их. П
рижившийся грех бывает настолько родственен нам как родственны нам наши руки или даже глаза. С таким прижившимся грехом препираться бессмысленно, его можно только отсечь. Итак, новый человек обладает новой, превосходной тактикой борьбы с грехом – вместо принятия и препирательства (обсасывания) греха – его отсечение. Совершенное обладание таким навыком, - божественное совершенство (совершенство Иисуса Христа), полёт, воспарение нового человека над старым. Но в этой жизни христианин только учится летать, и падения здесь неизбежны.

Надо понимать, что грех – это настоящий враг, неумолимый, безжалостный, неподкупный, неустающий. Грех – это стыд, позор, срам, мрак, подлость, бесчестие, грязь, фекалии, болезнь, мука, смерть и более того. В борьбе с грехом не может быть перемирий и здесь все средства хороши. Поэтому, наверное, неплохо быть в силе и обладать обоими тактиками борьбы с грехом – старой и новой, чтобы, если грех не удалось отсечь, моментально развернуться назад и противостать греху грамотной мотивацией. Но, - увы! - как показывает жизнь, рождённый ползать летать не может – люди поднаторевшие в препирательстве с грехом почему-то совершенно не понимают и не приемлют способности отсекать грех. Но именно к последнему призван новый человек в то время как весь ветхий мир вынужден препираться с грехом. Посему христианин часто странен в глазах "благочестивого" мира, иногда даже несуразен, - как некий гадкий утёнок в инкубаторе клонированных утят. Но если христианин не изменит своему небесному призванию, однажды, он обязательно – обязательно! - взмоет ввысь прекрасным лебедем.

^