^

 

_____________________________________________________________________________________________________________________________ 

самобожие и Христова праведность

______________________________________________________________сайт уставших от православия

 

 

 

 

старое


Ветхий человек если и не осознаёт внятно, то обязательно ощущает вышеописанную абсурдность спасения по заслугам. Не может кратковременная жизнь определить бесконечную Вечность, даже если греховность человеков различна, разница этой греховности по времени человеческой жизни - величина конечная и не может навлечь бесконечную разницу возмездия. Отсюда возникают различные концепции, призванные сгладить эту абсурдность: концепция бесконечности Божественного оскорбления (как будто те, кто согрешил меньше не так же бесконечно оскорбили Божие величие), или концепция конечности адских мук для всех творений (ислам, а также ранне-христианская ересь всеобщего спасения). Наконец, более сообразительные склоняются к мысли, что различие между спасаемым и погибающим, всё же, должно быть бесконечным. Таким образом что-то такое бесконечное должно быть у спасаемого, чего недостаёт у погибающего. Так рождается конепция обожения [по существу], стяжания Святаго Духа, собирательства благодати. 
Чем стяжатель денег отличается от стяжателя Св.Духа? – я правда не понимаю. Оба собирают сокровища для себя, оба направлены в одну сторону – к себе: дай мне, дай! – только непонятно пока кто из них окажется умнее. Так же поведение собирателя благодати ничем не отличается от собирателя чего-нибудь другого, - например марок или значков, - также вперится в свою тему и будет ездить по барахолкам (благодатным местам). Только проблема абсурдности остаётся всё равно нерешённой – обладания бесконечностью не получается, - и чтобы как-то компенсировать недостающую бесконечность, рождается, например, ворох небылиц про жития подвижников древности – религиозность начинает зашкаливать. Замечено, что чем древнее подвижник, тем ярче его житиё, красочнее его чудеса. Ещё замечена странная деталь: все чудеса носят неподтверждаемый характер, например, воскресение, исцеление, предсказание и т.п., не видано и не слыхано, чтобы какой-нибудь подвижник веры сдвинул конкретную гору (Арарат, например, или Пик коммунизма). Короче, эти «доброкачественные» небылицы призваны демонстрировать требуемую бесконечность и потому обязаны бесконечно разрастаться. Разрастаются, разрастаются и, наконец, в определённый момент перерождаются у человека в злокачественную опухоль субъективной божественности (подробнее о субъективной божественности см. мою первую книжицу «Соблазн Православия»). Таким образом результатом такого стяжания оказывается самобожие, а главным отличительным признаком «счастливого» обладателя новообразования субъективной божественности – самобожника – является боязнь повреждения. Действительно, на что только не способны люди, чтобы защитить свои капиталы, а тут речь идёт не о временном благоденствии, а о вечном, - Вы только вдумайтесь!

 
 
Новое

 


Лк.12
15 При этом сказал им: смотрите, берегитесь любостяжания; ибо жизнь человека не зависит от изобилия его имения.
16 И сказал им притчу: у одного богатого человека был хороший урожай в поле;
17 и он рассуждал сам с собою: "что мне делать? некуда мне собрать плодов моих".
18 И сказал: "вот что сделаю: сломаю житницы мои, и построю большие, и соберу туда весь хлеб мой и все добро мое.
19 И скажу душе моей: душа! много добра лежит у тебя на многие годы: покойся, ешь, пей, веселись".
20 Но Бог сказал ему: "безумный! в сию ночь душу твою возьмут у тебя; кому же достанется то, что ты заготовил?"
21 Так бывает с тем, кто собирает сокровища для себя, а не в Бога богатеет.
22 И сказал ученикам Своим: посему говорю вам: не заботьтесь для души вашей, что вам есть, ни для тела, во что одеться.
23 Душа больше пищи, и тело - одежды.
24 Посмотрите на воронов: они не сеют, не жнут; нет у них ни хранилищ, ни житниц, и Бог питает их; сколько же вы лучше птиц?
25 Да и кто из вас, заботясь, может прибавить себе роста хотя на один локоть?
26 Итак, если и малейшего сделать не можете, что заботитесь о прочем?


Мф.6
19 Не собирайте себе сокровищ на земле, где моль и ржа истребляют и где воры подкапывают и крадут;
20 но собирайте себе сокровища на небе, где ни моль, ни ржа не истребляют и где воры не подкапывают и не крадут.
21 Ибо где сокровище ваше, там будет и сердце ваше.
22 Светильник для тела есть око. Итак, если око твое будет чисто, то все тело твое будет светло;
23 если же око твое будет худо, то все тело твое будет темно. Итак, если свет, который в тебе, тьма, то какова же тьма?

В предыдущей главе мы видели, что новый человек, в силу трезвого осознания своего духовного ничтожества, даже более того – осознания своего хронически негативного состояния, не видит себе иного спасения, кроме юридического оправдания, замещения себя Посредником перед Ликом Вечности. Но вот как так? С одной стороны ясно, что ничто нечистое не войдёт в Царствие Небесное, с другой – юридическое замещение грешника Христом. Как такое может сосуществовать? Это и есть суть того ежедневного покаяния, заповеданного христианам Мартином Лютером. Увидел своё вожделение, - понял, что обречён на геенну. Причём, это понимание у нового человека не пустое самозаговаривание, а констатация «медицинского» факта: не смог сам отсечь своё вожделение, - значит, в Вечности обречён на подавление этого вожделения извне. Но такое самообречение и есть утопление ветхого человека. Ухватился за Христа, спрятался за Ним - воскрес со Христом. И так всю земную жизнь новый человек живёт, борется-барахтается, видит свои вожделения и прячется за Христом. По ветхому человеку такая круговерть кажется совершенно бессмысленным циклическим движением, бегом белки в колесе. Но здесь, (как и в теме про пост) важно понять, что если оправдание есть только приём, способ избежать заслуженного наказания, то новая природа будет идентична старой. Как и в теме про пост, оправдание "работает" способом избежать последствий греховности ветхой природы лишь постольку, поскольку ветхая природа имеет место быть, но для нового человека постоянство оправдания есть не способ, а само оно свойство-направление нового человека, противонаправленное самосвятству ветхого человека. Очень явно противонаправленное, ведь "святость" ветхого человека средоточится внутри ветхого человека, а святость нового человека оправданием средоточится вне нового человека - во Христе. Таким образом утверждение в этом свойстве нового человека и есть его (нового человека) освящение – и никакого другого освящения для нового человека не бывает.

Удивительно, как оправдание сопрягается с настоящим христианским постом, - стряхнув постом ошмётки ветхой природы христианин утверждается в духовной трезвенности, венцом которой (трезвенности) является оправдание, как Божественное (сверхъестественное) избавление от всякого слащавого яда самобожия. Оправдание - истинный пост нового человека. И оно же - миссия Иисуса Христа. Таким образом начинаем понимать пост Господень как проповедь Им Оправдания.

Известно что Иисус Христос не оставил никаких Своих писаний, и это неспроста - Христос Собой являл спасение человеков и так же Его пост в пустыне демонстрирует нам суть Его миссии. Вот, вот что ожидает христианина на его путях - не стяжание "для себя", в свои "житницы", в своё духовное "имение" каких-то там "благодатных" ощущений, "мистических" переживаний, "фаворских" сияний, - нет, христианину предлежит безжизненная пустыня само-духовности ибо Христос и только Христос средоточит в себе всё освящение человека, Он - хлеб Жизни с Небес, и в какие "житницы" вы заключите Его? Да и кто из вас, заботясь, может прибавить себе роста хотя на один локоть? Итак, если и малейшего сделать не можете, что заботитесь о прочем?


«Смотрите, берегитесь любостяжания», - будто Христос порицая любостяжание одного (земных благ) заповедует стяжать для себя какое-нибудь иное «любо»! Не о пище ли для души говорит Он не заботиться? А когда говорит о земных благах, то не стоит ли за этими приточными образами как обычно второй, духовный смысл? Не говорит ли Он в другом месте, что душу следует губить, губить, а не сберегать? (Лк.9,24) В одном месте Христос говорит вроде бы наоборот: «собирайте себе сокровища на небе», но тут же указывает на очень важное отличительное свойство сокровища на небе: «где ни моль, ни ржа не истребляют и где воры не подкапывают и не крадут». Итак заметим себе важнейшее свойство настоящего небесного: неповреждаемость, - как личность, как вера, так и истинное освящение есть Божии деяния и потому не подвержены изменчивости [человеческого хотения]. И вот именно осознание факта неповреждаемости освящения зарождается в повторяемости покаяния-оправдания. Регулярно практикуя оправдание, у человека (если сказать примитивно) вырабатывается как бы некая привычка утверждаться во Христе как в своей, личной праведности, неповреждаемость которой обеспечена дистанцированием её от человеческой природы в природу Христа. И в этом тоже можно заметить противонаправленность старого и нового: практика старого освящения развивает боязнь повреждения, в то время как практика нового освящения утверждает человека в обратном. Но если смотреть на результат (цель) обоих практик, то противонаправленность сразу устанавливается чётко: новый человек действительно начинает обладать бесконечным сокровищем, только не в себе, а вне себя, обретает не мнимое обожение в несчастном грешнике [по существу], а истинное во Христе [по благодати]. Это и значит: «только Христос»; это и значит, что оком для человека становится Христос – это и есть богатение в Бога, а не в себя.


Как и следовало ожидать, освящение нового человека есть ни что иное как укоренившаяся практика веры (доверия своей Вечности Богу) нового человека, в то время как освящение старого человека есть ни что иное как укоренившаяся практика религиозности (самостоятельного контроля своей Вечности) старого человека. И как старый человек в результате своей практики раздувается в ветхой религиозности, так новый – возрастает в надежде и любви.

^