^

 

_____________________________________________________________________________________________________________________________ 

постамбула

______________________________________________________________сайт уставших от православия

 

 

 

 

1. В наше время многие христиане видят признаки всеобщего отступничества (апостасии) в легализации греха и в отходе от норм служения древней Церкви. Последнее суждение я не склонен оценивать однозначно, а касаемо первого скажу, что удержание в грехе - прерогатива Божественного суверенитета (сравните Ин.8,34-36) и потому повальное засилье пьянством, воровством, блудным сожительством и мужеложством является признаком гораздо более глубокого духовного отчуждения [Истины].

2. Интересно, что в античном и в средневековом мирах неделимым "квантом" человеческого благоустройства была примерно везде одинаковая по размеру территория (хоть в Китае, хоть в Европе, хоть ещё где). И, наверное, не случайно размер этого "кванта" из конца в конец был таков, сколько примерно можно было проехать на транспортном средстве того времени в течении одного дня. Именно на такой территории как следствие утвердившегося единовластия складывался единый образ жизни, формировалась одна культура и устанавливалась единая религия. А все великие империи собирались из таких "квантов" как из мозаики. Взрывоподобное техническое развитие за последние сто лет привело к тому, что весь наш мир ныне находится в пределах досягаемости одного дня. Таким образом, весь мир оказался в одном "кванте", но произошло это настолько исторически стремительно, что ещё, видимо, очень долгое время новой объективной реальности глобализованного мира будет противостоять древний сложившийся уклад международных отношений.

3. Для христиан это серьёзный вызов, потому что находясь в котле слитых вкупе со всего мира верований, христианин неминуемо задумается о собственной идентичности. Причём аргументы привычки и традиции не работают в новых условиях, так как в едином "кванте" все традиции равны в принципе. Авторитарное самозамыкание тоже бесперспективно - общая участь всех крепостей всех времён и народов такова, что их в конце концов берут, даже неприступные. Единственный известный эффективный способ защиты - это упреждающее нападение с уничтожением противника. Хотя об упреждении говорить уже не приходится - уже ясно наличествуют атаки обобщения всеобщей человеческой религиозности (см. пункт 1).

4. Поэтому сей мой скромный труд это дерзкая попытка контратаковать змея в главу. Причём, не считая силой многословие я умышленно ограничивал поток своего сознания, оставляя за скобками прорисовку деталей (как в живописи есть такой стиль когда рисуют крупными мазками). Я человек обременённый многоразличными заботами и потому оставляю благожелательному читателю место для самостоятельного творческого осмысления. Более того, я даже не особо держусь за содержание своих "точек", за их порядок или их количество - если кто найдёт, вдруг, какие-либо огрехи, я не очень-то расстроюсь. Но даже если таких огрехов и не будет - я сознаю, что содержательная часть выражает лишь мой сиюминутный уровень личного духовного развития, который кому-то [обязательно будет такой] покажется примитивным. Вообще, когда пишешь духовное всегда подставляешься, открывая свою "сокровищницу", хотя, что-то мне говорит, что люди духовно превосходящие меня не будут открыто смеяться надо мной [именно в силу своего превосходства]. Итак, мне не столько важны те или иные мои утверждения, сколько важен принцип противонаправленности духовности ветхого адама к духовности нового творения во Христе. Этот принцип я не просто считаю стержнем своего настоящего труда, но дерзко прилагаю в общехристианское дело противостояния всё разлагающей апостасии. Всё остальное в моём труде надо рассматривать всего лишь как попытку демонстрирующей аппликации этого главного принципа.

5. Ещё благожелательному читателю я скажу чтобы он не шибко смущался если некоторые позиции моего труда показались ему чрезмерно суровыми. Вообще я считаю что поскольку ветхому миру дано некоторое время ещё быть, постольку ветхое добро обладает неким правом существования. Я и сам не являю собой, увы, пример христианского аскетизма, - мне тоже нравится религиозить себя дурманом выдумок; бороться с грехом отсечением вожделений - безмолвствовать - для меня недосягаемый идеал, обычно я противостою греху самомотивацией [и, как следствие, с переменным успехом]; я также тщеславлюсь своими "заслугами" и в глубине души нередко ловлю себя на мысли о самодостойности и т.п. Но как бы то ни было, я хотя бы достаточно ясно вижу направление своего призвания, пусть сам слабо следую ему, но хотя бы вижу цель следования. И потому хочу показать её тем своим братьям, которые плутают впотьмах, ослеплённые слащавыми миражами многоликой человеческой религиозности.

6. Неблагожелательному же читателю позволю себе ещё раз напомнить очевиднейшие истины:
Чтобы всласть религиозиться совсем необязательно становиться христианином, есть много других религий хороших и разных.
Чтобы бороться с грехом совсем необязательно вообще обращаться к какой-либо религиозности, сейчас везде, в том числе и в нашей стране, полным полно всяких "обществ", эффективность которых подтверждается статистически.
Совсем необязательно становиться христианином даже для того, чтобы считать свои заслуги (жить по совести) и уповать на это перед ликом Вечности.
Если всё же не проймёт, то я хотел бы фокус внимания такого неблагожелательного читателя перевести на ислам. Очищенный от всяких "арабских штучек" и древних предрассудков, - т.н. евроислам, - на мой взгляд представляет собой идеальное решение для человека не ужаленного змеем покаяния. К тому же я, привыкши отдыхать в странах с шариатским законодательством, нахожу множество преимуществ такому устроению жизни, особенно в сравнении с расхлябанностью российской действительности.

7. И закончу я своё выступление чтением нараспев 13 псалма царя и пророка Давида. Петь буду по церковно-славянски, потому что всё же уважаю этот язык за неподражаемую духовную ёмкость.
Пс.13
1 Рече безумен в сердце своем: несть Бог. Растлеша и омерзишася в начинаниих: несть творяй благостыню.
2 Господь с Небесе приниче на сыны человеческия, видети, аще есть разумеваяй или взыскаяй Бога.
3 Вси уклонишася, вкупе неключими быша: несть творяй благостыню, несть до единаго.
4 Ни ли уразумеют вси делающии беззаконие, снедающии люди моя в снедь хлеба? Господа не призваша.
5 Тамо убояшася страха, идеже не бе страх, яко Господь в роде праведных.
6 Совет нищаго посрамисте, Господь же упование его есть.
7 Кто даст от Сиона спасение Израилево?
8 Внегда возвратит Господь пленение людей Своих, возрадуется Иаков и возвеселится Израиль.

^